21:59 

Опасное ремесло, фик, джен, трагикомедия

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад


Уже даже не помню, сколько времени прошло с окончания БПВ, а до меня только сегодня дошло, что один фик я так и забыла выложить. Да не какой-нибудь, а об Индис и рукоделии)))

На самом деле, написать фик о том, как Индис сшила одежды, в которых Эарендиль предстал перед валар, и дала ему арфу, с которой он, опять же, предстал перед валар, я хотела с тех пор, как вообще узнала, что у Эарендиля должны быть эти белые одежды и арфа (это есть в английском тексте "Песня об Эарендиле", но не сохранилось ни в одном русском переводе, везде смысл поменялся до неузнаваемости).

В общем, я хотела написать, но все не могла собраться-настроиться. А тут игра, первый этап, задание "Трагикомедия" оказалось очень сложным... у меня не вышел какой-то текст, сейчас уже не важно какой, и тут я вспомнила об Индис и об этой идее. И очень быстро сложился этот текст! Сейчас, прежде чем выкладывать, перечитала, прямо самой нравится)))

К этому фику мне один читатель подарил песню об Индис, которая упомянута в тексте.
Дорогой читатель, большое спасибо еще раз!

Название: Опасное ремесло
Автор: vinyawende
Категория: джен
Персонажи: Индис, упоминаются Ингвэ, Эарендиль, другие канонные персонажи
Рейтинг: PG-13 (12+)
Жанр: трагикомедия, общий
Размер: мини, 1394 слова
Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет принадлежат Дж.Р. Р. Толкину и всем тем, кому они по закону должны принадлежать. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Размещение: только авторское. То есть автор сам разместит текст везде, где посчитает нужным.
Саммари: Веселая и грустная история об Индис и рукоделии. А еще об Индис и Эарендиле.
Примечание: Фраза "... И арфу златую ему принесли, в эльфийский белый одели его..." является цитатой из "Song of Earendil" Дж.Р.Р. Толкина.

Каждый квэнди может похвастаться знанием множества ремесел. Особенно если он из тех квэнди, кто пробудился когда-то у вод Куивиэнен, ведь в ту пору все пробовали делать все и открывали новое по сто сорок четыре раза на дню, а бывало и чаще…
Так вот… каждый квэнди может похвастаться знанием множества ремесел, но, конечно, не каждый одинаково удачен во всяком из них. Правда, Индис с самого начала везло во многом, и было бы даже слишком долго перечислять все то, в чем она была хороша, поэтому гораздо разумнее, как водится в истории нолдор и почти в любой истории, пропустить это и сразу перейти к тому, в чем она хороша вовсе не была и знала об этом, и другие тоже об этом знали, потому что такое ведь не скроешь, уж по крайней мере, не когда все племя живет в одной деревне на берегу озера, да и два других племени тут же, неподалеку.
Дело в том, что Индис совершенно не умела шить. А впрочем... это не правда. Шить она умела, как и всякий, кто пробудился у вод Куивинэн. Но стоило ей только взять в руки иголку, не важно, костяную ли или более совершенную (значит, и более острую) металлическую, как она почти тут же умудрялась вогнать ее себе в палец, да так сильно и глубоко, что кровь долго не хотела останавливаться, а палец болел еще дольше. Причем одним разом все не ограничивалось, и, если Индис упорствовала в своем желании шить, то, прежде чем вещь оказывалась готова, успевала исколоть себе все пальцы, а также потерять немало крови.
Одежды, правда, получались на редкость красивыми — в чем каждый мог убедиться, после того как Индис отстирывала от ткани все пятна — и сносу не знали очень долго. Но это, конечно, все равно не стоило той цены, которой они доставались, по крайней мере, в глазах других квэнди, поэтому, когда Индис собиралась шить, кто-нибудь то и дело предлагал ей:
— Давай лучше я! Мне это будет намного проще.
Но Индис всегда отказывалась, отчасти потому, что не хотела утруждать их, отчасти из гордости, но больше всего, потому что верила: однажды все изменится и она сможет сшить что угодно, ни разу не уколовшись. В ту пору она была еще очень молода и наивна и не знала, что некоторые вещи никогда не произойдут, даже если Арда вдруг станет круглой! Но мы забегаем слишком сильно вперед! А впрочем, не имеет значения, как далеко мы забежим, потому что это истину Индис усвоить так и не удалось, даже когда Арда и в самом деле... Нет, это точно слишком далеко...
В общем, Индис жила у Куивиэнен, иногда шила, и ее соплеменники, которые любили складывать песни и самые веселые песни складывали о совсем не веселых вещах, сложили песню о ней тоже. В той песне было много куплетов о том, что Индис умеет делать и может сделать так, что даже волосы у нее не растреплются, а останутся лежать волосок к волоску, но последний куплет гласил что-то вроде: "А если, шатаясь, она бредет, с головы и до ног в крови, значит, рубашку шила себе. Ой, сейчас упадет! Лови!"
Индис песня нравилась, она иногда даже пела ее за шитьем, подбадривая себя.
Но ее брат Ингвэ тревожился за нее и говорил:
— Когда-нибудь мы будем жить так, что тебе не придется брать в руки швейную иглу.
— Мы и сейчас так живем, — смеясь, отвечала Индис. — Вопрос только в том, как долго мне не придется брать в руки швейную иглу.
— Нет, — возражал Ингвэ. — Я говорю, намного дольше, чем обычно. Целых... десять тысяч лет!
И они оба смеялись, потому что десять тысяч лет — это так ужасно долго, что никто не знал, как долго. Даже звезды над их головами не знали.
Но все-таки однажды все случилось по слову Ингвэ: квэнди, которые тогда уже не назывались квэнди, пришли в Валинор, прекрасный Благословенный край, стали учиться мудрости у валар, Индис успокоилась... и перестала шить.
Правда, почти сразу после этого она влюбилась, и у нее появилось много других проблем. Очень много других проблем. Потом она вышла замуж, и проблем стало просто очень-очень много. Но швейной иглы она не касалась четыре тысячи двести лет, если считать годами Солнца. А что такое Солнце и откуда оно взялось, слишком долго рассказывать, потому что в этой истории очень-очень много проблем было ни у одной только Индис.
Но все-таки кое-как все дожили до времени... Хотя нет, не все, некоторые — и довольно многие — дожидались в Мандосе... Ну, в общем, настало время, когда Солнце уже пятьсот тридцать с лишним лет было в небе.
И однажды ночью (когда Солнца, как и положено, в небе не было), Индис приснился сон. И увидела она юношу, который был эльда-не эльда… но видом прекрасен и благороден. Индис взглянула ему в лицо и прочла в нем черты своей правнучки Итарильдэ, которую помнила только совсем девочкой, и своего внука Турукано, и сына Нолофинвэ, и своего мужа и даже свои собственные... и поняла Индис, что это ее праправнук... Тот, кто был предсказан. Тот, кого ждут, но не ожидают. Кто призовет воинство Валар на битву с Моринготто.
Проснувшись, Индис поняла еще, что сон ее был пророческим. За тысячи лет жизни ей снилось немало пророческих снов, а за годы, прошедшие с Исхода нолдор, немало снов о том, что случалось на дальних берегах, поэтому она хорошо умела отличать правдивые сны от простых грез.
А поскольку лицо, виденное во сне, быстро растаяло в памяти, но одежды, что были на путнике и арфа, которую держал он в руках, стояли перед глазами как наяву и явно были даром этой земли, а не чем-то, что путник мог принести с собой из долгого и полного опасностей путешествия, Индис решила, что сон был послан ей не случайно, и именно она должна будет дать путнику, то, чему надлежит быть у него.
С арфой вышло проще простого: Индис нарисовала ее по памяти, и Ингвион, который из всех изготовителей музыкальных инструментов был первым, оставив далеко позади даже собственного отца, создал этот инструмент.
С одеждой все оказалось намного сложнее. Много было в Валиноре искусных ткачих и швей, к любой из них могла обратиться Индис. Да в таком деле ей не отказала бы и Вайрэ! Но Индис чувствовала, что должна сделать все сама. И прежде всего раздобыла она белоснежного шелка, такого прекрасного, что, как сказала гордая мастерица:
— Только Ингвэ Ингварану да его роду носить такой, больше некому.
А Ингвэ, увидев шелк, сказал:
— Не для Воплощенных одежды из этой удивительной ткани, красы владычицы Варды и благородства владыки Манвэ достойны они.
А Манвэ, услышав такие слова, рассмеялся и ветром пропел в ушах Индис, так что она одна поняла его:
— Удивительнее всего в Арде — Эрухини. А из них, быть может, всех удивительнее тот, для кого ты предназначила этот шелк. Эти одежды будут достойны его, и он достоин этих одежд.
С этим напутствием Индис взялась за работу. Кройка не заняла у нее много времени, потому что одежды, которые видела она во сне, были совсем простыми, почти как те, что носили Рожденные Заново, после того как выходили из Мандоса.
И в то же время лучшие уборы всех владык всех времен должны были померкнуть перед ними. Так что Индис старалась изо всех сил.
Но оттого ли, что долго не шила, или по какой-то другой причине, она ранила себя сильнее и глубже, чем когда-либо. И красным окрасился белый шелк, и стал влажным, когда пропитался кровью и слезами Индис. И она запела над ним песню обо всех печалях Сирых Земель, которые знала и угадывала по своим видениям и предчувствиям, а также по видениям и предчувствиям других эльдар Валинора, и по редким словам Мандоса...
Долго пела Индис. Долго трудилась. Наконец, наряд был окончен, и песня завершена. Индис отложила швейную игру, чтобы вновь не касаться ее долго, может быть, целых десять тысяч лет, а может быть, вовсе никогда...
Тут вдруг ветер донес к ней слова иной песни, сложенной кем-то другим в иных землях в иные времена: "... И арфу златую ему принесли, в эльфийский белый одели его..."
В этот миг Индис поняла, что все сделала правильно. И арфа, и одежды получились такими, как должны быть. Такими, что они помогут путнику — которого она видела во сне и, почти не зная, всем сердцем любила — нести ношу, выпавшую на его долю.
Арфа даст крылья каждому слову, которое он должен будет произнести. А одежды не только облекут его тело, но и защитят от отчаяния душу. Ведь не зря же сила души в песне, и в разделенной скорби, и в жертве, отданной добровольно, и то, что сотворила Индис, был не просто убор, но волшебный покров.
И у нее еще оставалось больше чем достаточно времени, чтобы смыть с него свою кровь.
Вот такая история. А что в ней правда, что — нет, решайте сами.

@темы: нолдор, мои фанфики, ваниар, валар, Сильмариллион, Индис, Битва Пяти Воинств-4

URL
Комментарии
2017-04-03 в 10:13 

Snow_berry
«Вон папенька спит, никого не слушает — а потому всех любит».
vinyawende, красота какая! :hlop:

И про Манвэ очень красиво, и Ингвион есть. ))

2017-04-03 в 11:49 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
Snow_berry, спасибо! Я рада, что понравилось.

Приятно, что оценили Манвэ, и Ингвиона, ага)))

URL
   

Дневник vinyawende

главная