23:39 

Достойный своего имени, фанфик, джен

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад


После завершения БПВ прошло уже больше двух месяцев, а у меня еще осталось два не выложенных здесь фанфика. Не порядок.

Так что вот один из этих фиков.

Про Нерданель и подкидыша.

Вообще, по идее, этот фик должен был бы быть намного длиннее и охватывать всю Первую Эпоху, начиная от событий, собственно описанных в фике, и до Войны Гнева и участия в ней главного героя. Но это было нереально написать к сроку да, пожалуй, и вообще не реально написать, так что пришлось ограничиться началом истории))) Но это тоже неплохо.

Название: Достойный своего имени
Автор: vinyawende
Категория: джен
Персонажи: НМП-нолдо, Нерданель, упоминаются много других НП-нолдор, Феанаро, феаноринги
Рейтинг: PG-13 (12+)
Жанр: драма
Размер: мини, 1205 слов
Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет принадлежат Дж.Р. Р. Толкину и всем тем, кому они по закону должны принадлежать. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Размещение: только авторское. То есть автор сам разместит текст везде, где посчитает нужным.
Саммари: Тирион после Исхода нолдор. Арафинвэ и другие, повернувшие в месте с ним из Арамана, только что вошли в город. А Нерданель просто открыла дверь своего дома и обнаружила кого-то на пороге.

Он сидел на крыльце, сжавшись под темным плащом, и Нерданель едва успела заметить его, чтобы не ударить с размаху дверью. Пораженная, она остановилась, а он, тоже пораженный ее появлением, вскочил на ноги.
И Нерданель увидела, что это ребенок.
На вид ему было года два Древ или, может быть, три, но не больше.
— Леди Нерданель! — воскликнул мальчик. И тут же очень вежливо поздоровался: — Звезды сияют в час нашей встречи, госпожа.
— Звезды сияют в час нашей встречи, — откликнулась она, размышляя, кто это может быть и что он делает здесь.
По всему выходило, что этого ребенка она не знает и никогда прежде не видела, но в то же время лицо его казалось смутно знакомым.
— Мои родители умерли в Альквалондэ, — без всякого перехода сказал мальчик.
Нерданель вздрогнула и схватилась за дверь.
— О, — только и сказала она, никакие слова не шли с языка.
— И я захотел вернуться домой, — продолжал мальчик. — Ведь они возвратятся из Мандоса и будут здесь. Так бывает с теми, кто умрет, я знаю. Но когда я сказал об этом, дедушка ответил, что они никогда не вернутся, потому что валар уж не дадут воли тем, кто снова угодил под их власть, а мы были бы глупцами, если б решили повернуть обратно, и, если я этого не понимаю, то я просто дурак и трус и не достоин своего имени. Тогда прадедушка сказал, чтобы он замолчал и не смел так говорить со мной, и они стали кричать друг на друга, — мальчик тяжело вздохнул. — Но потом прадедушка сказал мне, что ему очень жаль, но мы правда не можем возвратиться домой. Но я-то знал, что мы можем. Я сам слышал, как тот, на скале, сказал это. Все говорили, он страшный, а я совсем не испугался...
Уловить суть его рассказа было непросто: кто? где? что сказал? кого напугал? и чем?
Впрочем, Нерданель уже слышала, что сам вала Мандос говорил с ушедшими нолдор, призывая их вернуться, пока не стало слишком поздно.
Ее эти слухи интересовали мало. Она знала, что нет возвращения ни для мужа ее, ни для сыновей.
Да и никакие речи не могли бы вразумить их. Она ли не убеждала! Она ли не умоляла! Теперь горько становилось от мысли, что сыновья навечно запомнят ее такой: жалкой, униженной, растоптанной. Если вообще станут вспоминать.
Еще когда она жила под одной крышей с мужем, они, как и он, в совершенстве овладели искусством пропускать мимо ушей ее слова, а потом и смотреть на нее как на пустое место...Так зачем же теперь им думать о ней?..
Нерданель стиснула дверь так, что пальца побелели, и уже привычным усилием воли запретила мыслям течь по этому пути. Что толку? Лучше сосредоточиться на словах ее юного нечаянного собеседника.
— ...и все равно это сделаю, даже если больше никто не захочет. Я вернулся на корабль вместе с дядей Андаормо, так что все это видели, а потом обратно на берег, так что никто этого не видел. Дядя не заметил. Он в последнее время ничего не замечает, только смотрит на воду или на огонь и молчит. На берегу я вышел из лагеря и побежал, чтобы догнать тех, кто ушел с лордом Арафинвэ. И догнал, потому что их было много, и они шли медленно, а я один и бежал быстро. Там были двое эльдар, муж и жена, они спросили меня, где моя мама, я сказал, что возвращаюсь к ней. Они спросили, где мой папа, я сказал, что он умер. Я сказал им правду, только не всю.
Да уж, с этим трудно было поспорить, действительно правду и определенно не всю. Теперь это умели делать и дети. А когда-то, не так уж давно, даже ученый диспут о такого рода искусстве показался бы по меньшей мере странным.
— А они переглянулись, потом посмотрели на застежку моего плаща и больше ни о чем не спрашивали.
Нерданель тоже посмотрела на застежку. Серебро искрилось в звездном свете, и можно было ясно разглядеть светлую горную гряду на темном фоне. Родовой герб известных и давних сторонников Феанаро. Увидев его, и в самом деле, уже не о чем спрашивать.
Впрочем, Нерданель все поняла, еще услышав имя дяди мальчика. Андаормо... В воспоминаниях Нерданель это был очень живой и на редкость любознательный юноша... а теперь он все время молчит и смотрит на воду или огонь... А брат его, Миндаормо, и вовсе отправился в Чертоги Мандоса... и жена Миндаормо... Хелилоктэ была очень спокойной, тихой даже, на оружие она, кажется, и смотреть-то боялась, в отличие от родичей и возлюбленного... Как же она могла погибнуть в Альквалондэ?
Мысли летели одна за другой, не задерживаясь надолго. Едва успев подумать о странной судьбе Хелилоктэ, Нерданель вдруг как наяву увидела Тараормо, отца Мирдаормо и Андаормо... Он был учеником отца Нерданель в то же время, что и Феанаро. Тогда они и сдружились... Не было, пожалуй, ни одного эльда, который учился у Махтана в то время и не сдружился бы с Феанаро.
— ... шел с ними, иначе я потеряюсь, и со мной случится что-нибудь плохое, — продолжал тем временем мальчик. — Они делились со мной лембасом, давали погреться у костра. Когда все останавливались, чтобы недолго побыть на Дороге Грез, они позволяли мне садиться между ними, потому что так теплее. А когда мы вернулись в Тирион, они сказали, что проводят меня до дома. Я ответил, что и сам могу дойти, но они настаивали. Тогда мне пришлось согласиться. Я думал, может, их что-то отвлечет по дороге, и я смогу улизнуть. Но не получилось. А когда мы дошли до дома, и стало ясно, что там давно никто не живет, мне пришлось сказать всю правду. Совсем всю. Тогда мужчина очень разозлился, сказал... — мальчик нахмурился. — Нехорошо сказал про моего дедушку и про лорда Феанаро тоже. Сказал, что не надо было вообще им со мной связываться. А женщина сказала: "Что ты говоришь! Он же только ребенок!" Я не люблю, когда про меня так говорят, но не стал возражать. Я знаю, что, когда взрослые так кричат друг на друга, они все равно ничего не слышат.
У Нерданель почему-то именно от этих слов до боли сжалось сердце.
— Потом женщина сказала, что они не могут меня там оставить. Хотя, наверное, они могли бы. И я мог бы остаться, не идти с ними. Но там было так пусто. Дома. К тому же, это не настоящий дом. Настоящий дом был в Форменоссе... Так что я пошел с ними. А женщина спросила, знаю ли я тебя, леди. Я ответил, что видел. Тогда они привели меня к этой двери, сказали ждать, пока она откроется, и ушли. Не знаю, почему они подумали, что ты мне поможешь. Но я устал и решил посидеть здесь немного. Все равно я не знаю, куда теперь мне идти. Но я придумаю, не беспокойся, госпожа.
Он выпрямился, явно стараясь казаться старше и увереннее. Получилось не очень. И это окончательно вывело Нерданель из оцепенения.
— Нет, — сказала она. — Не надо ничего больше придумывать. Проходи в дом.
В глазах мальчика читалось заметное облегчение.
— Спасибо! — сказал он.
И тут же шагнул через порог.
— Как тебя зовут? — спросила Нерданель.
— Равьо, — ответил он и тут же поправился: — Раваормо.
Да уж. "Дикий", "неукротимый" и "вспыльчивый". Хотя второй корень в имени, конечно, был родовым и означал не только "вспыльчивость", но и "гребень горы". И все же одно никогда не мешало другому.
Такого имени не просто быть достойным, когда тебе два года Древ. Но у этого паренька явно получалось.
Нерданель покачала головой и закрыла дверь.
По крайней мере, теперь рядом будет кто-то, кому она нужна. Кто-то, чье присутствие больше не позволит ей только сидеть и смотреть на огонь.

@темы: Битва Пяти Воинств-4, Нерданель, Сильмариллион, мои фанфики, новые персонажи, нолдор

URL
Комментарии
2017-02-08 в 00:16 

Ilwen
Меня не надо любить - со мной надо соглашаться!
Да, мне фик понравился. Хорошие такие герои, жизненные, и в Нерданель верится.

2017-02-08 в 09:41 

Snow_berry
«Вон папенька спит, никого не слушает — а потому всех любит».
2017-02-08 в 14:36 

Гэленнар
Не знал, что мы проиграли войну еще и Артедайну
немножко утешения для Нерданель никогда не помешает.

2017-02-08 в 21:15 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
Ilwen, спасибо! Приятно слышать!

Snow_berry, спасибо! :)

Гэленнар, да, это точно. Спасибо за отзыв!

URL
   

Дневник vinyawende

главная