Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:42 

Подходящее наказание, джен, фанфик

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
Ну вот, я уже немного рассказывала, а теперь показываю, что я делала на Толкин-кинк-фесте.

Тот самый текст, который, в полном соответствии с рекламой феста, напугает всех ПЧ.
Дорогие ПЧ и не менее дорогие просто читатели! Не убегайте далеко, пожалуйста. Я не хотела вас пугать!

На самом деле, даже не знаю, как получилось, что я исполнила эту заявку. Сначала она просто показалась мне странной. А потом написался этот текст. Я думала, читатели меня за него растерзают. Но отзывы были благожелательными, говорили даже, что герои в характере. Ну, я старалась, чтобы, не смотря ни на что герои оставались в характере, а ситуация максимально вписывалась в канон, поэтому рискну выложить и здесь.

Внимательно прочтите саммари, предупреждение и примечание.

Я и еще одну заявку исполнила. Но там все безобидно. Попозже выложу, если читатели у меня еще останутся.

Название: Подходящее наказание
Автор: vinyawende
Категория: джен
Герои: Феанаро, Финвэ
Рейтинг: R (16+) (вообще-то, скорее, PG-13, но на всякий случай, к тому же, где-то я читала, что кинк автоматически повышает рейтинг на одну ступень)
Жанр: общий
Размер: мини, 2796 слова
Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет принадлежат Дж.Р. Р. Толкину и всем тем, кому они по закону должны принадлежать. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Размещение: только авторское. То есть автор сам разместит текст везде, где посчитает нужным.
Саммари: Разговор Финвэ и Феанаро после суда в Кольце Судьбы, но до отъезда на север. И не только разговор. Фик написан на Tolkien Kink Fest: "Финвэ|Феанаро Adult spanking, никакого сексуального подтекста, только джен, порка (шлепки) как наказание за проступок. Не жестокость. Важно, чтобы наказание было мягким в сравнении с серьезностью проступка, но действенным. Проступок можно брать по канону или придумать что-то".
Предупреждение: содержит описание порки одного взрослого другим взрослым, без сексуального подтекста.
Примечание: Автор категорически не одобряет телесные наказания как метод воспитания.

— То есть, по-твоему, приговор валар — подходящее наказание для меня?! — воскликнул Феанаро. — Тогда зачем ты собрался уходить со мной? Оставайся здесь, поговори об этом с Нолофинвэ, он оценит.
Разговор с отцом пошел совершенно не так, как ожидал Феанаро. Он всего-то зашел спросить, хватит ли Финвэ отпущенных на сборы трех дней или он задержится в городе дольше и потом нагонит обоз. Но вот уже они оказались прямо посреди обсуждения недавно оглашенного приговора, и выяснилось, что Финвэ вовсе не так поддерживает Феанаро, как тот полагал.
— Я лишь сказал, что ни глупости, ни желания унизить в приговоре нет, — ответил Финвэ. — А с твоим братом я говорил, и он как раз считает приговор слишком суровым.
Финвэ тоже не нравилось, как идет этот разговор. Он предпочел бы не заводить его, по крайней мере, сейчас, когда они только вернулись в Тирион после суда в Кольце Судьбы и на Феанаро так много всего свалилось.
Но, похоже, поговорить было все-таки необходимо.
— Превосходно! — еще громче воскликнул Феанаро. — Значит, ты обсуждаешь меня с ним. В таком случае нам больше не о чем разговаривать. Извини, что побеспокоил напрасно, — последние слова были сказаны так язвительно, что, казалось, прожгли воздух, как кислота прожигает металл.
Феанаро повернулся, чтобы уйти.
— Постой, — уже у самой двери кабинета остановил его оклик Финвэ.
Это было сказано тоном короля, тоном того, кто не привык, чтобы к его словам не прислушивались. Обычно Финвэ не говорил так со своими домашними, и особенно, со старшим сыном. Феанаро замер на месте, впрочем, не оборачиваясь.
— Наоборот, нам сейчас о многом нужно поговорить, — продолжал Финвэ. — И раз уж ты все равно стоишь около двери, пожалуйста, закрой ее на задвижку, я не хочу, чтобы нам случайно помешали.
Феанаро искренне считал, что говорить действительно больше не о чем и очень желал уйти, но не мог просто сбежать от отца, когда тот так явно выразил свое намерение продолжить разговор.
Феанаро запер дверь, повернулся к отцу лицом и сделал несколько шагов вперед.
— Хорошо, поговорим, — ответил он, насколько мог спокойно. — Но недолго, я уже говорил, предстоит многое сделать до отъезда.
— А я уже сказал, что трех дней Древ вполне достаточно, чтобы без особой спешки собрать необходимое на первое время, а если чего-то недостанет, всегда можно послать кого-нибудь обратно в город, — отозвался Финвэ. — Этот разговор займет столько времени, сколько потребуется.
— Да о чем же он будет? — спросил Феанаро снова не без язвительности. — Ты считаешь, мне нужна еще порция наставлений о почтении к валар? Или об ужасном вреде, якобы нанесенном мной Нолофинвэ, которого ты так любишь?
"Которого ты так любишь" в устах Феанаро прозвучало как обвинение.
— Разумеется, люблю, — ответил Финвэ. — Я никогда и не утверждал иного. Люблю, как и тебя. Как всех своих детей. И мне больно за него, как за любого из вас. Если ты не можешь понять этого даже теперь, когда у тебя семеро взрослых сыновей, значит, где-то я допустил ужасную ошибку.
Финвэ тяжело вздохнул.
— Но сейчас мы поговорим не об этом, — быстро продолжил он, не давая Феанаро сказать еще что-то, вероятно, резкое. — Забудем на время, что Нолофинвэ твой брат.
Тут Феанаро опять собрался что-то сказать, но Финвэ остановил его взмахом руки.
— Забудем, что он член королевского Совета. Представим, что он просто житель нашего города. Один из многих тысяч жителей Тириона.
Феанаро слегка удивился такому повороту разговора, но согласно кивнул.
Финвэ сразу заговорил более сурово:
— Каждый из нолдор Амана имеет право свободно говорить со мной, высказать свое мнение по любому вопросу. Высказать и быть услышанным, а не униженным принародно. И не подвергаться угрозам. Кем ты мнишь себя, Феанаро? Почему думаешь, что можешь оскорбить кого-то, кто не согласен с тобой? Можешь грозить забрать его жизнь? Или даже забрать ее в самом деле?
Феанаро молчал. Он не собирался убивать Нолофинвэ, считая, что с него вполне достаточно будет натерпеться страха. И позора тоже, конечно. Немного стыда полезно такому зарвавшемуся выскочке. Отец должен был и сам это понимать. К чему вопросы?
— Отвечай, — требовательно произнес Финвэ.
— Я думаю, что все несогласные со мной могут оставить свои жизни себе. По крайней мере, пока они не стоят на моем пути, — сказал Феанаро и улыбнулся, показывая, что это шутка.
Но Финвэ было вовсе не смешно. Чем дальше, тем больше его переполняло предчувствие, что здесь и сейчас, в этой комнате, решается что-то очень важное, даже страшное. Что-то, что может серьезно затронуть судьбы многих.
— Жизнь каждого из эрухини принадлежит только ему как дар Эру, и никто не вправе на этот дар посягать, — сухо сказал Финвэ.
— Разумеется, — отмахнулся Феанаро. — Я и не думал ни о чем таком. Слова — только слова.
— Слова очень важны, — возразил Финвэ. — Недаром мы называем себя квэнди. Мне казалось, ты знаешь это лучше многих. Кроме того, когда меч выходит из ножен, никто уже не может сказать, что целиком контролирует события. Это я говорю тебе как эльда, который носил меч не для украшения и не для хвастовства.
Феанаро ничего не ответил. Он не видел смысла продолжать оправдываться.
— Ты мог причинить ему вред. Мог взять его жизнь, даже сам того не желая. И сердца тех, кому он дорог, были бы разбиты.
— И это возвращает нас к тому, что ты считаешь приговор валар подходящим для меня наказанием, — сказал Феанаро, на этот раз холодно. — Я уже понял. Не было нужды говорить так много.
— Нет, — ответил Финвэ. — Я считаю это наказание совершенно не подходящим для тебя. Валар ошиблись.
— О, — удивленно выдохнул Феанаро, но быстро овладел собой и продолжал прежним тоном: — Я уже и не ждал дня, когда ты признаешь, что валар могут ошибаться. Хотя, по-моему, они делают это нарочно, чтобы посмеяться над нами, над нашим доверием к их мудрости. Но они уже не могут смеяться надо мной.
— Они не смеются над тобой, надо мной и ни над кем, просто потому что они слишком благородны для этого, — со вздохом сказал Финвэ. — И как раз поэтому они ошиблись, вынося свой приговор тебе. Они думают, будто тебе надо дать время, чтобы подумать и раскаяться. Но для раскаяния нужно осознавать свою вину, а этого нет и в помине.
— Так вот почему ты решил поехать со мной? Собираешься все двенадцать лет твердить мне, в чем я не прав? Не стоит труда, — тон все еще был язвительным, но теперь в нем слышалась и горечь.
— Я знаю, — ответил Финвэ. — Ты не желаешь слушать, и едва ли я окажусь убедительнее Манвэ и Мандоса.
— Тогда к чему этот разговор? — спросил Феанаро. — Зачем тратить на него твое и мое время? — он сделал заметное ударение на слове мое.
— Я думаю, этой проблеме нужно другое решение, — сказал Финвэ.
— Да? И какое же, если даже сами валар не придумали ничего лучше изгнания? — теперь Феанаро говорил уже с явной насмешкой.
— Когда-то давно, еще в Эндорэ, нам, квэнди, не к кому было обратиться за советом, — спокойно сказал Финвэ, словно рассказывал в который раз одну из историй о Великом Переходе. — И мы искали решения сами, наблюдая за окружающим нас миром и надеясь, что он даст какую-нибудь подсказку.
— И что сегодня, нашлась подсказка? — спросил Феанаро.
Он чувствовал и раздражение, и любопытство, а еще ему было слегка не по себе, хотя он не мог точно сказать почему.
— Да, нашлась, — ответил Финвэ. — Скажи, ты когда-нибудь видел медведицу с медвежатами?
—Видел, — ответил Феанаро и пожал плечами.
В путешествиях по Аману он видел многое.
— А видел, что бывает, если один медвежонок нарочно делает больно другому? Как тогда поступает медведица?
Феанаро отрицательно покачал головой. Такого ему видеть не приходилось.
— Сначала она рычит, — стал рассказывать Финвэ. — А если это не помогает, она берет медвежонка зубами за холку и треплет. Или прижимает его лапой к земле и держит. Чтобы он понял, что такое боль и не причинял ее другим.
Феанаро хотел спросить, какое отношение эта занятная история имеет к их разговору, но Финвэ его опередил.
— Я думаю, именно этого тебе не хватает, ты не знаешь, что чувствуют те, кому ты причиняешь боль. Прежде всего, душевную, конечно.
Тут уж Феанаро решил, что с него довольно.
— Вот как! Я, по-твоему, не знаю боли! Я не переносил ран! И моя душа не болит, когда я, вижу что ты... как ты...
Он начал задыхаться, словно слишком многие слова разом рвались на волю.
Финвэ очень хотел утешить его, обнять, успокоить и сделать вид, что этого разговора просто не было. Но едва ли такое возможно. К тому же, у него были причины начать такой разговор, и он не мог позволить себе отступить на полпути.
— Никто никогда не причинял тебе боли намеренно, — сказал Финвэ.
— Даже если и так, мне от этого не легче, — возразил Феанаро. — А теперь ты решил, что мне мало? Нужно причинить еще больше боли? Ну что ж, давай! — крикнул он, все больше распаляясь: — Закуй меня в цепи и заставь молить Нолофинвэ о прощении, целуя землю у его ног! Ведь так, кажется, делал Мелькор?! Ничего унизительнее и придумать нельзя! Хотя ты можешь еще...
— Хватит, Феанаро! — крикнул Финвэ, впервые за все время повышая голос.
Феанаро замолчал на мгновение, потом сказал, тяжело дыша, как после долгого бега:
— Ах, хватит... тебе... наскучил... наш... разговор... Я могу... идти?
— Ты не уйдешь отсюда, пока мы не закончим, — ответил Финвэ, чувствуя, как в груди нарастает тупая боль.
— Как же мы можем закончить, если, по твоим же словам, я должен унизиться перед Нолофинвэ принародно, чтобы знать, что он чувствовал? — устало спросил Феанаро, короткая вспышка отняла у него до странности много сил.
— Этот разговор не о Нолофинвэ, — ответил Финвэ. — Он о тебе, о твоем отношении к другим эльдар. И обо мне, потому что все, что касается тебя, касается и меня.
Финвэ говорил печально, и его слова затронули что-то в сердце Феанаро, но Феанаро не хотел этого. Сейчас больше, чем когда-либо.
— Еще медведи, — напомнил он. — Медведей ты забыл.
— Действительно, медведи, — кивнул Финвэ и умолк надолго.
— Эльдар не медведи и то, что подходит медведям, не подходит нам, — сказал Феанаро.
Он сам не понимал, почему произносит такие очевидные вещи, но чувствовал, что это стоило сказать.
— Эльдар обычно не желают причинить друг другу боль, — отозвался Финвэ. — Именно поэтому мы не знаем, что делать, когда произошло такое, и валар не знают. А медведи знают. Иногда медведи просто знают больше, — заключил он.
— И ты собираешься взять меня зубами за холку? Или придавить лапой к полу? — спросил Феанаро, ему вдруг стало почти смешно.
Эти вопросы имели смысл. Так далеко Финвэ своих действий не планировал. А квэнди ведь и в самом деле не медведи. Что он должен предпринять? Всерьез сделать больно своему сыну? Причинить ему вред? Невозможно. Но как не причинить вреда даже случайно? Не только обнажая меч, можно потерять контроль над событиями.
Замешательство отразилось на лице Финвэ. Феанаро явно заметил это и смотрел, уже ожидая, что скоро отцу не останется ничего, кроме как признать всю глупость своей затеи.
Финвэ огляделся, ища какую-нибудь подсказку. Взгляд его упал на канапе в углу кабинета. Финвэ встал с кресла, обошел свой стол, приблизился к канапе и сел на него прямо посередине, убрав мешавшие подушки.
Феанаро наблюдал за этими действиями в некотором недоумении. Финвэ посмотрел на него и сказал:
— Подойди.
— Зачем? — спросил Феанаро, не двигаясь с места.
— Узнаешь, — ответил Финвэ.
Предчувствие подсказывало Феанаро, что он пожалеет, если приблизится. Феанаро тряхнул головой. Он не любил предчувствий и в глубине души был уверен, что дальше разговора отец не зайдет.
Феанаро шагнул к канапе и остановился в паре шагов от Финвэ.
— Что теперь?
В этот момент Финвэ подался вперед, взял его за запястье и потянул к себе. А дальше Феанаро уже не мог точно сказать, как оказалось, что он лежит лицом вниз на канапе, в очень неудобной позе.
Его первым побуждением было немедленно подняться. Но отец положил руку ему на спину, не давая встать. Феанаро дернулся сильнее, однако это привело только к тому, что рука стала удерживать его еще крепче.
Предчувствие теперь просто вопило, что лучше б было Феанаро избежать этого положения.
— Я не знаю, что ты задумал, — глухо сказал он. — Но если ты сейчас же меня не отпустишь, я буду знать, что остался один в мире.
— А если я тебя отпущу, то буду знать, что и впрямь оставил тебя одного, — ответил Финвэ.
Он никогда не жаловался на недостаток мужества, но сейчас сердце у него сжималось от страха: что если он ошибается и своими действиями только оттолкнет от себя сына, ничего не сумев изменить?
Но если он ничего не сделает, точно ничего не изменится.
Не давая себе времени передумать, Финвэ взялся за пояс штанов Феанаро и спустил их вместе с нижним бельем, обнажив ту часть тела, которую взрослые эльдар предпочитали скрывать от глаз кого бы то ни было, кроме своих супругов.
Это делало ситуацию еще более трудной и неловкой и для него, и для Феанаро. Но Финвэ ни разу за свою жизнь не слышал, чтобы ранение ягодиц привело к каким-нибудь серьезным повреждениям. Неловкостью дело и заканчивалось. А значит, так безопаснее всего.
Почувствовав, как чужая рука стягивает с него одежду, Феанаро издал что-то среднее между рыком и стоном и снова попытался вырваться. Но ему опять ничего не удалось: рука держала по-прежнему крепко, а вырываться в такой позе было неудобно. В ней все было неудобно.
Понимать, что часть его тела так грубо выставлена на всеобщее обозрение, оказалось и вовсе отвратительно. Хотя в кабинете некому было смотреть, кроме Финвэ, который едва ли мог увидеть что-то, чего не видел раньше, в конце концов, он был отцом Феанаро.
Но сейчас Феанаро не мог думать об этом. Он чувствовал, что его ягодицы обнажены и мерзнут, а лицо, наоборот, пылает, и хотел только одного: встать, одеться и, наконец, уйти отсюда.
А потом все забыть. Забыть и Финвэ, потому что теперь у него нет отца, как раньше не было матери. Только она оставила его против своей воли, а отец предал. Предал.
От этих мыслей в глазах зажгло. Но Феанаро не мог позволить себе заплакать. Не сейчас, не в таком положении, не перед этим эльда. Позже, когда он останется один.
Теперь он навсегда один. Все предают его. Все. Кроме сыновей. Но сыновья не должны видеть его слабости. Не должны даже думать, что он может быть слабым.
Феанаро стиснул зубы и прошипел:
— Ты достаточно унизил меня. Больше не требуется.
Финвэ не ответил. Он собирался с духом, чтобы поднять руку и...
Первый шлепок прозвучал для Финвэ оглушительно, как удар грома. А для Феанаро он стал полной неожиданностью, и именно от неожиданности тот вскрикнул, а потом, обращаясь уже к Финвэ, закричал:
— Ты лишился разума?! Что ты делаешь?! Прекрати! Ты не можешь так поступать!
Финвэ снова не ответил. Чего он точно не мог сейчас, так это заговорить с Феанаро. Одного слова было бы достаточно, чтобы забрать всю его решимость, а ее и так было немного.
Он снова размахнулся и шлепнул ладонью по ягодицам, потом еще раз. Еще и еще. Еще и еще...
Феанаро молчал, он решил, что не проронит больше ни звука, пока это безумие не закончится. И потом тоже. Он больше не будет говорить с Финвэ. Никогда. Ни слова.
Шлепки быстро следовали один за другим, и скоро кожа ягодиц начала гореть не только тогда, когда на них опускалась рука Финвэ, а постоянно.
Феанаро не мог сказать, что это было очень больно. Мастер и путешественник, он пережил немало несчастных случаев, и часто выносил боль намного тяжелее.
Но это всегда была боль, которую вызвали обстоятельства, и если вокруг оказывались другие эльдар, они стремились только уменьшить ее, не продлить. А теперь его отец... нет, нельзя было так думать о нем. Теперь он никто. Никто.
Слезы закипели на глазах, готовые уже побежать по лицу. Нет, нельзя. Нельзя!
Чтобы помешать слезам течь, Феанаро громко выругался. Потом еще раз и еще. Теперь звуки шлепков перемежались с самыми ужасными проклятиями, которые Феанаро мог вспомнить или придумать.
Но это помогло ненадолго. Ягодицы горели все больше, Финвэ все так же снова и снова опускал руку, не собираясь прекращать. Слезы все-таки пролились из глаз, и Феанаро уже не мог их остановить.
Все разом обрушилось на него: ярость, которую он почувствовал, когда вошел в зал совета и увидел, как полубрат наговаривает на него отцу; пьянящее чувство власти, которое испытал, когда сжимал в руке рукоятку меча, приставленного к груди Нолофинвэ; опустошение, пришедшее позже, тревога перед судом, и сам суд, приговор... и Нерданель…она сказала, что не поедет с ним... не поедет... и вот теперь отец... Отец...
— Отец! — Феанаро не мог помешать себе выкрикнуть это сквозь слезы.
Финвэ давно уже не наносил Феанаро новых шлепков. Как только упала первая слезинка, он остановился, чувствуя, что не способен был бы продолжать, даже если б от этого зависела судьба всей Арды.
Финвэ стал осторожно, нежно гладить сына по волосам и спине, но тот, казалось, не замечал этого.
Крик Феанаро заставил Финвэ вздрогнуть. Так отчаянно Феанаро звал его только в детстве.
— Да, да, я здесь. Я с тобой, — зашептал Финвэ утешительно, как тогда.
Потом он осторожно поднял Феанаро на ноги и привел в порядок его одежду. Хотел посадить рядом с собой на канапе, но передумал, выбрал самую мягкую подушку, положил ее себе на колени и так усадил Феанаро.
К большому облегчению Финвэ, тот не сделал попытки встать или отодвинуться, и, когда Финвэ обнял его, только прижался еще теснее. Так что теперь каждый из них мог ясно слышать, как бьется сердце другого.
Настолко близко друг к другу они не были давно, уже целые сотни лет Древ. И хотя Феанаро все еще не мог остановить свои слезы, и сидеть ему было неудобно, даже несмотря на подушку, все равно сильнее всего этого было чувство, что он не один. Совершенно точно не один в этом мире.

@темы: мои фанфики, Финвэ, Феанор, Сильмариллион

URL
Комментарии
2015-05-14 в 20:00 

f-lempi
Love is our resistance (с)
Все нравилось до момента Х — просто потому, что я категорически считаю, что эльдар не применяли физических наказаний ни к кому.

2015-05-14 в 20:00 

Б.Сокрова
Пожиратель младенцев
Да-да-да! :)
Слушай. читать дальше

2015-05-14 в 21:11 

gondolinde
Рагнарек не пройдет!
Да, это было великолепно!
Порка разумеется лишняя, но сам разговор потрясающий. И если бы Финвэ вел себя вот так - мы бы имели несколько другую историю...

2015-05-14 в 22:21 

Б.Сокрова
Пожиратель младенцев
f-lempi, эльдар не применяли физических наказаний ни к кому.
А как условность жанра? Spanking (особенно adult spanking) - это ведь очень условный жанр, он мало общего имеет с реальностью... практически ничего.

2015-05-14 в 22:34 

f-lempi
Love is our resistance (с)
Б.Сокрова, а зачем мне такая условность? Я сейчас о своем личном восприятии, а оно при таком говорит "эй, я не знаю, кто эти люди". Оригинальное произведение с таким поворотом — да пожалуйста, но это уже совсем иная песня.

2015-05-15 в 02:40 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
Все нравилось до момента Х — просто потому, что я категорически считаю, что эльдар не применяли физических наказаний ни к кому.

f-lempi, я тоже так считаю, поэтому я обставила это дело как уникальный случай, а не как что-то хотя бы иногда имеющее место быть в культуре народа.

Радует, что до момента Х понравилось:)

Оно так хрестоматийно вышло - это ты специально готовилась, читая фанфики с подобным сюжетом, или само получилось?

Б.Сокрова, мне уже попадалось такое раньше, на английском, я увидела и офигела, но перед тем как писать, я, скажу честно, еще специально заглянула на фанфикшен нет. По Сильмариллиону такого тоже не видела.

Да, это было великолепно!
Порка разумеется лишняя, но сам разговор потрясающий. И если бы Финвэ вел себя вот так - мы бы имели несколько другую историю...


gondolinde, спасибо!

С разговором и поведением Финвэ проблема в том, что, хотя я уже раньше пыталась представить, как он мог бы разрулить проблему, переубедить Феанаро или даже заставить его считаться со своим мнением... у меня ничего не выходило. Я не представляла, что может сказать или сделать Финвэ, чтобы получить позитивный результат.

К этому моменту до Феанаро уже просто так не достучаться. Нужна какая-то очень сильная психологическая встряска. И, по идее, ею могли быть суд и ссылка, но эффект получился скорее обратный.

Наверное, поэтому я и написала этот текст - странный сюжетный ход давал мне финал для разговора, разрядку, которую я не могла найти. И сейчас не могу.

а зачем мне такая условность?

f-lempi, ну, я вот только что, кажется, поняла и чуть выше написала, зачем мне такая условность.

Кстати, а ты читала у меня в рамках флэшмоба "Счастья всем и даром" фик про Феанаро? Если да, то как он тебе?

URL
2015-05-15 в 09:29 

f-lempi
Love is our resistance (с)
vinyawende, текст в любом случае сильный, и разговор получился весомый. Я поняла, что для тебя такой сюжетный ход является хорошим способом "повернуть историю", так сказать, но для меня это настолько невхарактерно, что могу расценивать только в рамках литературной игры.

А про что там? Так навскидку не вспомню.

2015-05-15 в 11:13 

Б.Сокрова
Пожиратель младенцев
f-lempi, "эй, я не знаю, кто эти люди".
Да, есть такое. Но это уже заложено в заявке.

vinyawende, мне уже попадалось такое раньше, на английском, я увидела и офигела
:friend:

но перед тем как писать, я, скажу честно, еще специально заглянула на фанфикшен нет
Ага, понятно!

2015-05-15 в 11:40 

f-lempi
Love is our resistance (с)
Б.Сокрова, да, я понимаю - поэтому мне и заявки такие обычно не внушают восторга.

2015-05-15 в 13:05 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
f-lempi, я исполняю не только те заявки, которые меня впечатляют в хорошем смысле, но и те, которые просто бросаются в глаза. Иногда.

А что касается способа повернуть эту историю руками Финвэ, то... ну, я уже до этой заявки думала, как это можно сделать. То есть как обеспечить психологическую встряску. И есть один более... эээ... нормальный способ, по крайней мере, один, который пришел мне в голову: Финвэ должен был бы одержать над Феанаро верх в чем-нибудь. В состязании в мастерстве или в тренировочной схватке.

Но тут тоже есть определенный набор условий, не очень большой, но сложный в случае этой пары персонажей, потому что Феанаро должен был бы сам бросить вызов, во-первых, а во-вторых, проиграть. И уже первое трудно осуществимо без ООС, а второе... мастерство практически не вариант, да и тренировочная схватка... думаю, ты сама читала по крайней мере один фик, где Финвэ пытался использовать этот педагогический прием, но не смог, потому что не победил. И это очень возможно. И более того, даже если бы он победил, не факт, что этого хватило бы, имхо. В общем, я покрутила эти идеи в свое время и поняла, что не складывается у меня слово "вечность".

А потом мне на глаза попалась эта заявка, и я не собиралась, конечно, ничего писать, но текст почти на три тысячи слов внезапно сложился за один вечер, даже меньше, чем целый вечер. А такое бывает далеко не всегда. Вот как-то так все получилось. Да, конечно, это игра.

А про что там? Так навскидку не вспомню.

Про то, как Феанаро искал общий язык со своими братьями и сестрами спойлер.

Б.Сокрова, :)

URL
2015-05-15 в 13:38 

f-lempi
Love is our resistance (с)
vinyawende, есть мнение, что воспитывать вообще надо было раньше :) ты права в том, что на данный момент уже ничего сделать не получится. Он же к этому шел не день и не два. Но это к твоему тексту уже слабое имеет отношение.

Не помню такого, видимо, нет. Спасибо, почитаю.

2015-05-15 в 15:23 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
f-lempi, ну, понятно, что раньше надо было смотреть, но все-таки... А к тексту да, слабое, просто к слову пришлось.

Не помню такого, видимо, нет. Спасибо, почитаю.

:)

URL
2015-05-16 в 22:31 

Girdle of Melian
всегда знала - что так будет, но не знала - что будет так ... / ДЗИСЭЙ НА ГРАБЛЯХ ...
хм. для этого сюжета по моему слишком много раскачки. отшлепал да и в сторону а тут таааакая "артподготовка"

2015-05-16 в 23:26 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
Girdle of Melian,ну, так мне-то был интересен не кинк, а именно разговор. А если просто кинк реализовывать, то я бы и не взялась за заявку.

Спасибо за отзыв!

URL
2015-05-17 в 23:30 

Норлин Илонвэ
Имбирный эльф и другие
Внезапно 0_о

2015-05-17 в 23:33 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
Норлин Илонвэ,согласна.

URL
2015-12-03 в 17:31 

menectrel
«Nulla dies sine linea» (латынь «Ни дня без строчки»)
Да... Идея по Финвэ, который идет с ним в изгнание, чтоб вернуть сына к Свету уже устойчивый фанон. А вот порка... Феанаро физически сильне должен быть Финвэ...

2015-12-04 в 19:28 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
menectrel, ну, хм, идея вообще странная, но написалось вот. Я даже боялась выкладывать, если честно, думала, читатели офонареют и разбегутся, но ничего, пронесло вроде)))

А Феанаро физически сильнее... совсем не обязательно. Я не помню сейчас точно цитату, но, вроде, по канону, эльфы пробудившиеся у Куивинен были физически сильнее, хотя не более прекрасны, чем те, кто родился потом. По моему фанону, Финвэ как раз из Пробудившихся.

Спасибо за отзыв!

URL
2015-12-04 в 19:33 

Имбирный эльф и другие
vinyawende, по-моему, среди всех суперкачеств Феанаро перечислчется, что он был и сильнее всех тоже.
(хотя я в своем фаноне все равно так не считаю)) выносливее - да, но не сильнее)

2015-12-04 в 19:55 

vinyawende
Я сама была такою... триста лет тому назад
Норлин Илонвэ, физически самым сильным из сыновей Финвэ был Финголфин.

URL
   

Дневник vinyawende

главная