vinyawende
Никаких ведьм нет. Надо просто реже согреваться
Гетный этап для меня прошел под знаком Феантури. Сначала я написала о Ниенне, потом у меня появилась идея истории про Намо, а затем и про Ирмо. Так что никто не был обойден вниманием:)

Название: Бесценный дар
Автор: vinyawende
Категория: гет
Пейринг: Намо/Вайрэ
Рейтинг: РG (6+)
Жанр: драма, романс
Размер: мини
Дисклеймер: Все права на персонажей и сюжет принадлежат Дж.Р. Р. Толкину и всем тем, кому они по закону должны принадлежать. Автор фика материальной прибыли не извлекает.
Размещение: только авторское. То есть автор сам разместит текст везде, где посчитает нужным.
Саммари: Разговор Намо и Вайрэ в начале Первой Войны, когда творение Арды еще не было завершено, и не было ничего, что росло бы на почве или бродило по ней.

– Я знал, что ты меня все-таки найдешь, – мысль Намо коснулась Вайрэ очень легко, почти не ощутимо, и она замерла под этим прикосновением, мимолетным, но все же таким нежным. Таким прежним, родным и привычным. Тем самым, по которым она успела истосковаться за время, пока звала его без отклика и искала без помощи, ведомая только голосом собственного сердца.
– Не сомневаюсь, – спокойно ответила она, ничуть не удивленная его проницательностью.
Больше всего хотелось ей тотчас же броситься к Намо, дотронуться до него, поверить, что он снова рядом, и скорее забыть одиночество, томившее ее, когда его не было. Но она сдержала себя. Лишь недавно валар узнали, что значит боль, но уже совершенно поняли, насколько нужно быть осторожными, чтобы суметь облегчить страдание, а не усилить его нечаянно. И Вайрэ забыла о себе, помня только об этом.
На миг ей стало жаль, что нет сейчас с ними Ниенны. Но мысль исчезла еще быстрее, чем появилась, потому что глубоко в сердце своем Вайрэ была уверена: ни с Ниенной, ни с кем другим не смогла бы она найти его.
Намо молчал. Ничто не вырывалось наружу из-за той крепкой, точно Стены Ночи, преграды, которой он вздумал отделить себя от Мира. И от нее. Вайрэ вздохнула. Никогда не знала она его таким, и теперь ей трудно было решить, что делать дальше.
– Зачем ты покинул меня, супруг мой? – наконец прямо спросила она, не сумев измыслить ничего иного. – Ведь от одиночества печаль не становится меньше. – Усилием воли Вайрэ подавила рвавшийся из груди тяжелый вздох, но Намо все равно отвел глаза.
И так, не глядя на нее, ответил:
– Я привыкал.
– К чему? – спросила Вайрэ.
– К своей новой ноше, – снова коротко откликнулся он.
– Все привыкают к ней, – сказала Вайрэ. – Мелькор дал нам предательство и войну, и теперь они есть у нас, хоть мы никогда не желали их. Но зачем же скрываться от других? – Она хотела бы спросить: "Зачем же скрываться от меня?", но не сделала этого, чувствуя, что так ранит его еще сильнее.
На этот раз ответа не было очень долго, и, когда стало ясно, что ни к чему и ждать его, Вайрэ спросила опять:
– Ты знал, что так будет?
– Я знал, что так может быть, – голос совершенно бесстрастен, но душу Вайрэ вдруг обожгла чужая боль. Обожгла и тут же исчезла, запертая волей Намо в его собственном сердце.
– А теперь ты видишь, что впереди? – спросила Вайрэ, надеялась понять, какая мука его терзает.
Новый ответ прозвучал сухо и отстраненно.
– Не все, но того, что я знаю, довольно, чтобы ни с кем не делить его. Есть тяжесть, с которой можно справиться только в одиночку, вдали ото всех.
И снова хотелось крикнуть: "А как же я?", и снова Вайрэ так не сделала.
– А как же сестра твоя Ниенна? – произнесла она вместо этого. – Разве не в том ее сила, чтобы облегчать чужое бремя? И неужели откажет она тебе в помощи?
– Никогда и ни в чем Ниенна не откажет мне, а я сам откажу ей много раз, – сказал Намо, и слова его падали тяжело, точно камни.
– Но почему?! – воскликнула Вайрэ, не сдержав удивления.
– Потому что Мелькор изменил Мир и многое запутал в нем не только для себя и Манвэ, но для всех нас. Теперь милосердие и справедливость не всегда будут согласны, а значит, и мы с сестрой станем противоречить друг другу. И слово мое станет над ее, и печали ее умножатся. Хотя, если бы только мог, не желал бы я перечить сестре моей, и не потому только, что в думах Эру она старше меня, но потому что я люблю ее.
Намо закончил говорить, и снова воцарилось молчание, которое Вайрэ и хотела, и страшилась нарушить.
– И теперь ты намерен до конца Мира отрешиться от всего и ото всех? – спросила она наконец.
– Нет, – ответил он. – Я вернусь и буду рядом с другими.
– Рядом еще не значит вместе, – с горечью заметила Вайрэ. – Не будешь ты со мною, как прежде, если душа твоя и мысли останутся для меня закрыты.
– И прежде мало мог дать я тебе, а теперь что разделю с тобой, кроме знания о грядущих бедах, отвратить или не отвратить которые от Мира не в нашей воле? – с не меньшей горечью отозвался Намо.
– Значит, когда будущее превратится в прошлое и все печали твои станут моими, должна буду я бежать прочь от тебя, раз не окажется у меня ничего, кроме них, чтобы разделить с тобой? – спросила Вайрэ и отступила на шаг.
От этих слов Намо вздрогнул.
– Нет, – он не выкрикнул это слово, просто сказал, но, казалось, сама Арда вздохнула ему в унисон. – Ничего не нужно мне от тебя, кроме тебя.
– Но если я нужна тебе, зачем ты лишаешь меня того, без чего мне уже не быть мной? Зачем отнимаешь у меня себя?
Слезы, которые долго ждали в душе Вайрэ, полились из ее глаз, поэтому она не видела, как Намо в единый миг оказался подле нее, но сразу потянулась к нему. И ни один из них, помнящих все, что было от начала Арды, и знающих многое, что еще будет до ее конца, не мог бы ответить на вопрос: он ли обнял ее тогда или она его. Да это и не было важно.

@темы: Битва Пяти Воинств, Вайрэ, Намо, Сильмариллион, валар, мои фанфики